Комментарии специалистов КГМУ: кризис среднего возраста

Непомерные амбиции. Почему мужчины остро переносят кризис среднего возраста

Доказано, что мужчины острее переносят кризис среднего возраста, а женщины больше подвержены стрессу. О том, почему люде не доверяют психиатрам, и как следует лечить психические расстройства, выяснил «АиФ-Казань».

Почему многих мужчин ломает кризис среднего возраста, размышляет врач-психиатр, заведующий кафедрой медицинской и общей психологии с курсом педагогики КГМУ, профессор Владимир Менделевич.

Какого пола расстройство?

Венера Вольская, «АиФ-Казань»: Владимир Давыдович, обычно врачи независимо от профиля говорят о росте заболеваемости. А как в психиатрии?

Фото: Из личного архива/ Владимир Менделевич

Владимир Менделевич: Это специфическая сфера, и точные оценки давать сложно. Не все при появлении симптомов обращаются к врачам, особенно при пограничных (на границе болезни и нормы) состояниях. Или обращаются, но не к психиатрам. Однако установлено, что пятая часть граждан в некоторые периоды жизни испытают невротические симптомы. Хорошая новость, что количество невротических расстройств, которые вызваны стрессами, не растёт в силу того, что последние два десятилетия характеризуются относительной стабильностью.

Если же говорить о тяжёлых заболеваниях, то их процент держится на одном и том же уровне независимо от социальных условий. Например, распространенность шизофрении или биполярного расстройства (раньше его называли маниакально-депрессивным психозом) - примерно у одного из 100 человек.

Но в зоне риска представители профессий с высокими эмоциональными нагрузками или частыми конфликтами, например, учителя, полицейские. Нередко заболевания вызваны травмами мозга.

Досье

Владимир Менделевич родился в 1956 году в Казани. Окончил КГМУ. Директор Института исследований проблем психического здоровья, эксперт Всемирной организации здравоохранения. С 1982 года работает в КГМУ. Автор научно-популярных книг «Особый возраст женщины», «Мне никто ничего не должен» и др. Женат, есть дочь, две внучки.

- Психические заболевания «имеют пол»?

 - Да, имеется четкая гендерная специфичность многих расстройств – и эндогенных, то есть наследственных, и психогенных (вызванных стрессом. – Прим. ред.). В частности, обнаруживаются различия в частоте эмоционально-стрессовых расстройств. Их диагностируют у 48% женщин против 35% мужчин, депрессивные – у 43% и 32% соответственно, и тревожные у 39% женщин и 25% мужчин.

- А почему для женщин больше характерны эмоциональные нарушения?

- Это связано с особенностями гормонального фона и уровнем переживаний в психотравмирующей ситуации. Мужчины же пытаются снизить стресс с помощью алкоголя, компьютерных игр и таким образом невроза избегают, но получают зависимость. Зависимость – игровая, наркотическая, алкогольная и др. (кроме пищевой), а также трудоголизм – это как раз в основном мужская специфика.

Зато для мужчин более свойственны личностные расстройства, и связано это с их активной социальной ролью.

Что же касается выраженных психических расстройств, то по большому депрессивному расстройству наблюдается почти двукратное преобладание женщин (вновь эмоциональная сфера!). А вот у представителей сильного пола в 4,5 раза чаще встречается шизофрения. Тут имеет значение защитная роль женских половых гормонов. Не случайно всплеск заболеваемости у женщин наступает в 45 – 49 лет.

- Действительно ли кризис среднего возраста мужчины переживают острее?

- Да, ценностный кризис протекает по-разному. Мужчины с ним сталкиваются чаще, а ощущение экзистенциального вакуума у них более выраженное. У женщин же его острота быстро спадает, что означает, что человек находит новые смыслы жизни, цели. Мужчины же дольше и сильнее чувствуют разочарованность в жизни, не могут адаптироваться к реалиям. Это опять же связано с тем, что у них кризис касается социальных достижений, материального достатка. А женщины более ориентированы на семью, и в этой сфере результаты проще оценить как удовлетворительные. В то же время многие амбициозные женщины тоже будут остро переживать этот кризис.

 

Казанская психиатрическая больница

Достучаться до «здорового»

- Психические болезни многих из нас пугают больше, чем, скажем, реально угрожающие жизни сердечнососудистые заболевания…

- Нужно учитывать, что психиатрия далеко продвинулась за последние десятилетия. Например, при грамотном лечении теперь можно полностью излечить каждого третьего (!) больного шизофренией. Еще 25% больных можно удерживать в медикаментозной ремиссии, и они будут работать, нормально жить, правда, им придётся постоянно приимать лекарства.

 

- Но ведь такие пациенты считают себя здоровыми и не хотят лечиться.

- Да, и в этом большая проблема. В психиатрии больных приходится убеждать лечиться и, к сожалению, не всегда можно «достучаться».

- Их можно понять – психиатрический диагноз не ставят по анализу крови.

- К сожалению, психические заболевания не выявляют инструментально, и может быть, никогда не будут выявлять таким способом. Например, МРТ или биохимия крови не находят изменений в мозге. Большой парадокс психиатрии в том, что хотя медицина научилась лечить психические болезни, но мы всё равно не до конца понимаем природу многих болезней.

 

Лекарства или психотерапия?

- Есть мнение, что очарование фармакологией, которое наблюдалось лет 20 назад, уже прошло. Мол, больший вес приобрела психотерапия. Что скажете?

- Не согласен. Фармакология для многих психических расстройств - основа терапии. Например, при тяжёлых заболеваниях - биполярном расстройстве, органических психических расстройствах.

К тому же за последние 20 лет фармакология очень продвинулась. Появились новые препараты, которые настолько эффективны, что даже необходимость в госпитализация (больше того – даже в больничном) исчезла. Благодаря им пациенты ведут активную социальную жизнь.

А вот при психогенных нарушениях основная роль отводится как раз психотерапии. Лекарства и психотерапию нельзя противопоставлять - это взаимодополняемые методы лечения.

- Как вы оцените место отечественной психиатрии в мировой психиатрии?

- По умению применять препараты уровень во многом сравнялся с западным - по эффективности, по пониманию того, что происходит с человеком. Но на Западе психиатрия отличается более гуманистическим отношением к пациенту. Увы, у нас психиатры часто не очень лояльны и не очень участливы. А ведь врач должен быть не обвинителем, а адвокатом пациента, стремиться максимально сохранить за ним его права.

И, конечно, мы отличаемся способом взаимодействия с общей медициной. Психиатрия в России изолирована. А, например, за рубежом многие расстройства лечит не только психиатр, но и врач общей практики – бессонница, депрессия, наркозависимость.

 

- У нас люди не обращаются за медпомощью в поликлиники, потому что боятся, что их поставят на диспансерный учёт и ограничат в правах, скажем, в водительских. А можно обойтись без этого?

- Мировая практика показывает, что можно. Многие ограничения для пациентов избыточны, они сохранились ещё с советских времен. А пока частота обращений к психиатрам снижается. Это говорит о том, что общество не доверяет им.

- И в результате без помощи остаются те люди, которые опасны для себя или окружающих?

- Да. А нужно всего лишь развести потоки в поликлиниках: пусть психиатры занимаются тяжёлыми психическими расстройствами, а остальными – терапевты или неврологи.

- Если сами психиатры не хотят меняться, то что должно измениться для «перезагрузки»?

- Должен появиться запрос общества на перемены. Пациентское сообщество должно спросить - почему лёгкие расстройства мы вынуждены лечить у психиатров? Пока же люди голосуют ногами – просто не приходят к врачу.

- Кстати, у нас психиатрические больницы обычно находятся в отдельных зданиях, часто труднодоступны – хорошо ещё, если расположены не за городом.

- Это тоже часть проблемы изоляции психиатрии. А ведь если бы это были отделения в обычных больницах, то пациенты могли бы консультироваться с хирургами, урологами этих же больниц. Сейчас им сложно получать такую помощь. При том, что многие проходят длительную госпитализацию. Кроме того, многие здания больниц построены в позапрошлом веке и требуют ремонта.

- А что скажете о татарстанской психиатрии?

- В масштабах России она отличается значительными достижениями - в Казани работали одни из лучших психиатров и психоневрологов страны. А организация психиатрической службы и сейчас считается образцовой по РФ. Так что за нами не только большие достижения, но и серьёзный ресурс. Нужно только использовать это преимущество.