Архив новостей университета

История

                                                       Эпиграф: «Ах, война, что ж ты сделала подлая…»

                                                                                                  (Б.Ш. Окуджава)

В 1933 г. акушерско-гинекологической клинике Казанского государственного медицинского иинститута исполнилось 100 лет.

Особо интенсивное развитие и известность получила клиника при проф. В.С. Груздеве (1900-1930. Один год (1931) после профессора В.С. Груздева кафедрой и клиникой по совместительству руководил его ученик профессор И.Ф. Козлов, который к этому времени являлся уже заведующим кафедрой и клиникой ГИДУВа. Трудности такого совместительства побудили передать кафедру акушерства и гинекологии №1 Казанского ГМИ и клинику другому ученику профессора В.С. Груздева – профессору П.В. Маненкову, который руководил с 1932-1963 гг. Все годы коллективы кафедры и клиники интенсивно работали, пережив трудности первой империалистической и гражданской войн. В дальнейшие предвоенные годы всё еще дышало идеями «Великого Груздева». Слаженный ритм учебной, научной, лечебной и общественной работы внезапно, в один день, был нарушен 22 июня 1941 года.  Теперь вся работа тыла была направлена в помощь фронту и всё делалось ради победы.

Невозможно передать волнение и внутренний трепет того времени, когда в моих руках оказались «Отчеты» заведующего кафедрой акушерства и гинекологии №1 Казанского ГМИ профессора Павла Васильевича Маненкова за 1942, 1943 и 1944 годы. Рукописные, написанные таким знакомым, ровным, четким подчерком. Подлинники! Сегодня, в связи с 75-летием Великой Победы в Великой Отечественной войне, будет своевременным довести до сведения читателей их содержание в свободном пересказе, не искаженно отражая труд работников тыла, «приближавших День Победы как могли». Текст составлен с сохранением местами орфографии автора «Отчетов».

Профессор П.В. Маненков: «Деятельность кафедры и клиники в отчетном году протекала в суровых условиях тяжелой отечественной войны с германским фашизмом. Война эта отразилась прежде всего на кадрах и хоз. обслуживании. Хорошо сплоченный кадр работников кафедры и клиники в значительном количестве был призван в Армию, а возникшие, в связи с этим вакантные должности занимались текучими эвакуированными работниками».

Так начинал свой отчет за 1942 год заведующий кафедрой профессор П.В. Маненков.

Из кадровых работников кафедры были мобилизованы: доценты Х.Х. Мещеров, Г.М. Шарафутдинов, ассистенты М.А. Романов, И.В. Данилов, Н.В. Андрезен, старший лаборант Н.И. Фролова Остались только зав. каф., профессор П.В. Маненков и хоз. асс. М.В. Монасыпова.

Из кадровых работников клиники были мобилизованы все лечащие врачи и 7 медицинских сестер. Осталась только детский врач Е.П. Осипова.

  1. О сложившейся хозяйственной ситуации.

Хозяйственная деятельность кафедры и клиники протекала прежде всего при недостатке топлива, что привело к дефектам отопления, остановке прачечной, замораживанию и авариям в здании. В первые зимние месяцы температура в помещениях клиники достигла от плюс 10 до плюс 6 градусов, а в кафедральных – от плюс 7 до плюс 3 градусов. Временами температура в некоторых помещениях снижалась до минус 8 и даже до минус 10 градусов, а стены покрывались слоем инея.

Профессор П.В. Маненков (1942): «…отопление, канализация, водопроводная система замерзли; трубы полопались. Ввиду этого род. отделение клиники было 25 ноября закрыто, а гинекологическое свернуто на 2/3…особенно остро была нужда клиники в белье, которое износилось, а главное портилось в куче грязного белья».

Тем не менее кафедра, лекционная аудитория, музей, лаборатория, амбулаторный прием больных, рентген- и радиотерапевтический кабинеты в 1942 году функционировали полностью и бесперебойно.

Профессор П.В. Маненков: «Энергичная работа хоз. ассистента Монасыповой и внимание клинике со стороны нашего доцента главврача Дульцина способствовали поддержанию жизни клиники. Они воодушевляли всех наших работников… На работу и дисциплину в целом не могу пожаловаться».

Как явствует из отчета за 1942 год, сотрудникам кроме своих основных медицинских обязанностей приходилось заниматься погрузкой дров, очисткой снега, колкой дров, стиркой белья, работой на огородах. Дирекция Казанского ГМИ отметила в приказе и выразила к 25-й годовщине Октябрьской Социалистической Революции благодарность операционной сестре Г.Н. Соколовой, акушерке А.Ф. Ивановой, медицинским сестрам А.П. Михайловой и Алексеевой, санитаркам П. Игошиной, А. Григорьевой, А.Е. Михайловой, делопроизводителю В.А. Боровковой.

Наступил 1943 год.

Профессор П.В. Маненков: «Хозяйственное состояние клиники в начале 1943 года находилось на грани катастрофы. В январе… из-за отсутствия дров, постоянного кочегара и недосмотра хозчасти клиник замерзла, а затем разорвана вся отопительная система клиники за исключением 3 палат гинекологического отделения. В результате родотделение было полностью закрыто (до 1-го мая 1943 г., а затем открыто только на 30 коек, Л.К.), а гинекологическая помощь не прекращалась, т.к. в городе не было гинекологических учреждений (все под госпиталями, Л.К.). Приходилось нередко оказывать в это время и экстренную оперативную помощь при родах».

Несмотря на катастрофическое состояние, сотрудники клиники приложили все силы, чтобы улучшить ее состояние, и это им удалось. В этом направлении особенно много потрудилась хоз. ассистент кафедры М.В. Монасыпова. Во-первых – ей удалось добыть часть белья. Во-вторых – силами персонала заготовлено свыше 200 кубометров дров. В-третьих – также своими силами, без помощи хозчасти, остеклили и утеплили клинику. В-четвертых – была составлена смета и «… с февраля месяца, благодаря помощи зам. НКВД тов. Боровкова, начался ремонт отопительной системы».

К лету, развернув работу с 1-го мая, родильное отделение вступило в строй на 30 коек и с перерывами проработало 6-ть месяцев 20-ть дней.

Наступил 1944 год.

Проф. П.В. Маненков:«Состояние кафедры и клиники в этом году улучшилось и деятельность их увеличилась по сравнением с 1943 годом. В клинике проведено бригадой Куликова Ф.А. капитальный ремонт центрального отопления, водопровода и канализации, Пущены в ход пропускники и уборные, ранее не функционировавшие».

Теперь клиника стала работать нормально. Родильное отделение, развернутое на 50 коек, функционировало в году 320 дней и 45 дней закрывалось для санитарно-косметического ремонта.

Гинекологическое отделение на 50 коек работало без перерыва и «… будучи единственным гинекологическим учреждением в городе… было всегда переполнено и обслуживало прежде всего экстренную помощь».

В 1944 году лечебная работа клиники по своему объему превзошла работу довоенных лет.

Таким образом, благодаря самоотверженной работе коллективов кафедры и клиники во главе с заведующим кафедрой профессором П.В. Маненковым и хозяйственным ассистентом М.В. Монасыповой, удалось преодолеть небывалые трудности по восстановлению хозяйственной деятельности и обеспечить бесперебойно все виды работы: учебную, лечебную, научную и подготовку научно-педагогических кадров.

  2.   О сотрудниках.

Для выполнения указанных видов работы нужны были кадры. Из отчета 1942 года узнаем, что кроме заведующего кафедрой и хоз. ассистента, работал ассистентом врач С.В. Лейбов, который по неизвестным причинам в 1943 году был сокращен, но остался работать врачом клиники. На должность ассистента была принята С.И. Кошкина.

В 1943 году в состав кафедры и клиники влились доц. В.С. Кандаратский, ассистенты С.И. Фролова, и Юрко, лечащие врачи Шейнина и Сидорова.

В 1944 году коллектив кафедры и клиники достаточно стабилизировался и был представлен в следующем составе:

  1. Заведующий кафедрой профессор П.В. Маненков.
  2. Доценты В.С. Кандаратский и Дульцын.
  3. Хозяйственный ассистент и зав. гинекологическим отделением М.В. Монасыпова.
  4. Ассистенты С.И. Кошкина, Н.И. Фролова, Юрко.
  5. Лечащие врачи С.В. Лейбов, Е.П. Осипова (детский врач), Шейнина, Сидорова.

За годы ВОВ обучались и работали 5 ординаторов: З.Н. Якубова, С.И. Фролова, А.С. Лепешкина, Г.Ш. Трегулова, Пономарева, Дементьева.

За отсутствием кадровых врачей-дежурантов, функцию их несли, вероятно по совместительству, асс. Юрко, леч. врач Шейнина и ординаторы.

Амбулаторный прием лежал на плечах врача Шейниной и ординаторов З.Н. Якубовой, Г.Ш. Трегуловой и Пономаревой.

Сочетанную лучевую терапию рентгеном и радием больным раком матки проводила асс. М.В. Монасыпова.

При таком стабильном составе сотрудников, работа их, по свидетельству профессора П.В. Маненкова, «… по своему объему превзошла работу предвоенных лет».

После окончания ВОВ постепенно стали возвращаться мобилизованные сотрудники кафедры. В архиве кафедры сохранилась уникальная коллективная фотография, как мы полагаем, относящаяся к 1948 году. Исполнилось 10 лет со дня смерти их Учителя – профессора В.С. Груздева. Был издан сборник трудов, посвященный памятной дате, и, надо полагать, сотрудники сфотографировались в объединенном составе. Многих, из лиц, изображенных на этой фотографии, автор очерка помнит, так как впервые пришел в клинику студентом 4 курса 1 сентября 1951 года и учился у них. Обратимся к фотографии (рис. 1).

В первом ряду – непосредственные ученики заслуженного деятеля науки РСФСР, профессора В.С. Груздева. Второй ряд – это уже ученики учеников.  

                         

    Рис. 1.  Коллектив кафедры в послевоенные годы (1947-1950)

В первом ряду сидят (слева направо):

Ассистент Н.В. Андрезен. Был призван в ряды действующей армии 21 августа 1941 г. и до июня 1943 г. работал начальником хирургической группы ОРМУ. В дальнейшем до окончания службы в армии работал армейским гинекологом. Награжден орденами «Красной Звезды», «Отечественной войны» второй степени и медалями «За оборону Сталинграда», «За победу над Германией». По возвращению в клинику выполнил и защитил кандидатскую диссертацию «Методика, техника и результаты местной инфильтрационной анестезии по А.В. Вишневскому при гинекологических операциях по материалам акушерско-гинекологической клиники имени професора В.С. Груздева за 1925-1946 гг.» (Казань, 1953 г.), и в соавторстве с профессором П.В. Маненковым в 1956 г. издали монографию на ту же тему.

Ассистент М.В. Монасыпова. Труженик тыла, ассистент кафедры. Выполнила кандидатскую диссертацию по лечению рака матки, но, к сожалению, по разным обстоятельствам защита диссертации не состоялась. В ней были подведены итоги наблюдения и лечения за 856 больными, результаты опубликованы в Трудах Первой Всероссийской конференции акушеров и гинекологов (Москва, 1958) и в Трудах научной юбилейной конференции (Казань, 1966). Награждена медалями «За победу над Германией», «За доблестный труд в ВОВ», «За трудовую доблесть». Заслуженный врач ТАССР. Подробно о жизни и деятельности М.В. Монасыповой смотрите в нашем очерке, опубликованном в МФВТ. 2015, №3.

Доцент И.В. Данилов. Был призван в действующую армию. Свой сложный фронтовой путь он начал в должности начальника полевого подвижного хирургического госпиталя первой линии, а с 1943 г. был армейским гинекологом 8-ой армии Ленинградского и Волховского фронтов. Награжден орденом «Отечественной войны» 1-ой степени и медалями «За боевые заслуги», «За оборону Ленинграда», «За Победу над Германией». По возвращению приступил к должности доцента, выполнил и защитил в 1954 г. докторскую диссертацию «Об аллергической реактивности матки при её гипертрофии или атрофии». В дальнейшем был избран директором Казанского ГИДУВа и создал при нём вторую кафедру акушерства и гинекологии, придав ей эндокринологическое направление. «Отличник Здравоохранения СССР». «Заслуженный деятель науки ТАССР»

Профессор П.В. Маненков. Труженик тыла. Заведовал кафедрой с 1932 до 1963 г., а затем до своей кончины 27 января 1974 года оставался в статусе профессора-консультанта. Награжден значком «Отличник здравоохранения СССР», «Орденом Ленина» и медалями. Заслуженный деятель науки ТАССР.

Доцент Х.Х. Мещеров. С начала Отечественной войны работал в госпитале №1669 начальником отделения, а с 1942 г. в эвакогоспитале №1665 главным хирургом. Защитил докторскую диссертацию в 1952 году «Проблема радиотерапии рака женской половой сферы в гематологическом освещении», получил звание профессора и заведовал кафедрой акушерства и гинекологии №2 Казанского ГМИ. Был участником второго Всемирного конгресса акушеров-гинекологов в Женеве (1952г.). Неоднократно избирался депутатом верховного совета ТАССР. Награжден «Орденом Ленина», «Трудового Красного Знамени», пятью медалями, значком «Отличник Здравоохранения СССР». Заслуженный врач и заслуженный деятель науки ТАССР.

Ассистент С.В. Лейбов. Труженик тыла. Занимался разработкой оперативного лечения трубного бесплодия женщин.

Доцент В.С. Кандаратский. Труженик тыла. Защитил в 1956 году докторскую диссертацию «Состояние периферического отдела иннервационного аппарата матки при раковом поражении шейки последней».

На этом снимке отсутствует доцент кафедры Г.М. Шарафутдинов. Целесообразно восполнить этот дефект его отдельной фотографией (рис. 2).

                                 

                 

   Рис. 2.  Гариф Мугинович Шарафутдинов.

Доцент Г.М. Шарафутдинов с 1943 г. находился на фронте в должности армейского гинеколога первой ударной армии. Воевал на Северо-Западном, втором и третьем Прибалтийских, Волховском и Ленинградском фронтах. Демобилизован в декабре 1945 г. в звание подполковника медицинской службы. Награжден орденом «Красной звезды» и медалями, в том числе «За победу над Германией в Великой Отечественной Войне 1941-1945». Вернувшись с фронта на должность доцента, продолжил научные исследования процессов, происходящих в передней доле гипофиза и синхронно в яичниках. Выполнил докторскую диссертацию «Внутрисекреторно-морфологическое развитие передней доли гипофиза, щитовидной железы и яичников при естественном и искусственно вызванном половом созревании организма» (1958), но защитить не смог из-за преждевременной смерти от тяжелой болезни.

Стоят (слева направо)

Фамилия первой женщины не установлена.

А.Г. Сутюшева – труженик тыла, пожизненный врач акушерской клиники КГМИ, ученица професора В.С. Груздева. Она часто со вздохом вспоминала годы совместной с ним работы. При этом глаза ее приобретали особый блеск, и она говорила, что обычно несловоохотливый профессор при неправильном поведении сотрудника с пациенткой становился стремительным, резким и требовательным, подчеркивая этим высокое сознание врачебного долга. Опубликовала статью «По вопросу об уходе за пуповинным остатком у новорожденных».

Фамилия третьей женщины не установлена;

А.Ф. Балахнина – врач клиники КГМИ. В дальнейшем кандидат медицинских наук, ассистент кафедры акушерства и гинекологии №1 ГИДУВа.

Цвейг – врач клиники КГМИ.

М.А. Давыдова – ординатор. В дальнейшем кандидат медицинских наук, доцент кафедры акушерства и гинекологии №1 ГИДУВа, главный акушер-гинеколог г. Казани.

И.Т. Беляев – ординатор. В дальнейшем ассистент родственной кафедры в Челябинске. Защитил кандидатскую диссертацию «Течение беременности и родов после операции кесарского сечения» (Горький, 1958 г.). Затем доцент, заведующий кафедрой акушерства и гинекологии Владивостокского медицинского института.

Е.Т. Васильева – ординатор. Выполнила и защитила кандидатскую диссертацию «Об определении овуляции и её срока у женщин» (Казань, 1952 г.). Затем переехала в Ленинград.

З.Н. Якубова – ассистент. Выполнила и защитила кандидатскую диссертацию «Викасол и кровоточивость рожениц, родильниц и новорожденных» (Казань, 1951 г.).  Дальнейшая ее научная деятельность завершилась защитой докторской диссертации ««Внутривенное применение питуитрина «Р», «М» и окситоцина с глюкозой во втором и третьем периодах родов»» (Казань, 1962 г.). Профессор, заведующая кафедрой акушерства и гинекологии №2 КГМИ.

Н.И. Фролова - ассистент. Еще в предвоенный год она защитила кандидатскую диссертацию «Экспериментальное и клиническое изучение влияния белого стрептоцида на некоторые физиологические и инфекционные процессы женской половой сферы» (Казань, 1941 г.). В дальнейшем – доктор медицинских наук, профессор, заведующая кафедрой акушерства и гинекологии Челябинского медицинского института.

 3.   Учебная работа

При 8-часовом учебном дне и сокращении каникулярного времени регулярно читались лекции, проводились практические занятия, зачеты, консультации и экзамены на трех факультетах: лечебном, педиатрическом и санитарно-гигиеническом.

К примеру, в 1942 г. лекции читались четырем потокам. Практические занятия и экзамены проведены с 13 группами. Холод в помещениях и свертывание коек уменьшало демонстрацию больных и снижало качество преподавания. Профессор П.В. Маненков в отчете с сожалением отмечает: «К концу года в клинике осталось функционировать только 3 палаты гинекологического отделения, амбулатория и рентгено- радиевый кабинет… клиника и как учебная база и как лечебное учреждение … прекратила свое существование». В 1943 году обстановка осложнилась полным выходом из строя отопления и в учебных помещениях температура порой снижалась от минус 3 до минус 7 градусов. Тем не менее занятия продолжались на 4 и 5 курсах трех факультетов. Кроме того, в этом году клиника использовалась как база Казанской фельдшерско-акушерской школы, для подготовки среднего медперсонала. После проведенного невероятными усилиями ремонта положение с учебным процессом выправилось и в 1944 году в отчете обнаруживаем лишь краткую запись: «Учебная работа кафедры заключалась в чтении лекций и в практических занятиях студ. 4 курса всех трех факультетов».  В завершении этого раздела укажем, что и студенты, и преподаватели часто призывались на работы оборонительного характера.

За 1941-1943 годы ВОВ закончили учебу и были выпущены врачами 1983 студента.

 4.  Научная работа

Ассистент Н.И. Фролова защитила кандидатскую диссертацию «Экспериментальное и клиническое изучение влияния белого стрептоцида на некоторые физиологические и инфекционные процессы женской половой сферы» (1941).

Ассистент М.А. Романов защитил докторскую диссертацию «О тонкой иннервации фаллопиевых труб» (1942 г.). В ней путем экспериментально-гистологических исследований на животных уточнены имевшиеся сведения по этому вопросу. Установлено, что маточные трубы имеют мощный нервный аппарат, состоящий из ряда сплетений, расположенных в различных слоях трубной стенки и содержащих большое количество нервных клеток. Иннервация труб двойная и содержит разнообразные чувствительные нервные окончания. Эти данные позволяют точнее представить моторную функцию труб и объяснить её нарушение при различных заболеваниях. Так наличием большого количества ганглиозных клеток в абдоминальном конце трубы и их повреждением при воспалительном процессе и оперативном вмешательстве в этой области можно объяснить нарушение трофики и моторной деятельности маточной трубы, что в свою очередь объясняло малоэффективность пластических операций при заращении абдоминального отверстия маточной трубы.

Врач П.С. Архангельский (г. Алатырь) защитил кандидатскую диссертацию «Ближайшие и отдаленные результаты некоторых методов оперативного лечения выпадения матки» (1942 г.).  Важно было то, что свои наблюдения за результатами оперативного лечения автор провел у жительниц сельского района. Он пришел к заключению, что результаты оперативного лечения зависят не только от способа операции, но также от степени выпадения, характера заживления раны, послеоперационного трудового режима и последующих родов. При отдаленном наблюдении за больными подвергшихся обычно применяемым операциям он получил выздоровление у 92% больных.

Профессором П.В. Маненковым была опубликована статья «Значение метода Будимлича, как замены ручного отделения плаценты» (Советская медицина, 1942, № 1-2). По данным автора этот метод позволил в 75% случаев вызвать отслойку плаценты, не входя рукой в матку и, тем самым, предупредить или остановить кровотечение, а также способствовал профилактике послеродового воспаления матки.

Начиная с 1926 г. по инициативе профессора А.И. Тимофеева в клинике разрабатывалась и внедрялась местная инфильтрационная анестезия по способу А.В.Вишневского при акушерских и гинекологических операциях. В трудные военные годы профессор П.В. Маненков нашел возможность подытожить накопившийся опыт и опубликовать статью «Местная инфильтрационная анестезия при гинекологических и акушерских лапаротомных операциях» (Труды КГМИ. Казань 1943, выпуск 2). Оказалось, что этот вид анестезии совершенно безопасен и дает возможность выполнять почти все гинекологические и большинство акушерских операций. Этот факт, несмотря на появление новых способов наркоза, стал на тот момент основным видом обезболивания на всех клинических базах кафедры.

Им же составлен «Указатель отечественной литературы по акушерству и гинекологии до 1941г.», но к сожаленью этот указатель остался неопубликованным. Рукопись до сих пор хранится у внучатого племянника, врача акушера-гинеколога клиники медицинского университета П.М. Маненкова.

За работу «Рост и вес новорожденных за последние 30 лет» (1944 г.) П.В. Маненков, М.В. Монасыпова, Е.П. Осипова награждены значком «Отличник здравоохранения СССР» и получили от Наркома здравоохранения СССР Митерева денежное вознаграждение.

Ассистент С.И. Кошкина и ординатор З.Н. Якубова изучали действие препарата poligoniavicularis, предложенный доцентом кафедрой фармакологии М.А. Алуф для лечения маточных кровотечений.

Ординатор З.Н. Якубова начала работу над кандидатской диссертацией на тему ««Роль витамина «К» в лечении гинекологических больных»».

Ординатор Г.Ш. Трегулова анализировала  «Материнскую смертность за последние 20 лет по материалам клиники».   

Особо считаем необходимым здесь отметить, что, несмотря на трудные годы, продолжалось интенсивное лечение рака матки, которое было начато еще профессором В.С.Груздевым в 1900 году. В последнем предвоенном 1940 году, были изданы «Труды…» к 125-летию института. В них профессор П.В. Маненков опубликовал обобщающую статью «Итоги работы акушерско-гинекологической клиники Казанского Государственного Медицинского Института по борьбе с раком матки» (Труды КГМИ. Казань, 1940, выпуск 2-3). В ней был подведен итог «груздевскому» периоду изучения рака матки. Во время Отечественной войны лечение больных раком матки и научные исследования продолжались.

В октябре 1942 года клиника получила отечественный препарат радий-мезаторий (RaBrSO4) и приступила к испытанию его при лечении больных раком женских половых органов. У читателя вполне естественно может возникнуть вопрос, почему радий для испытания прислали в Казань? И также естественно найдется ответ. Потому, что этот город расположен в глубоком тылу и в него к тому же были эвакуированы многие представители науки, в том числе и ядерщики. Да, это так. Но было кое- что и другое. Сделаем небольшой экскурс в историю.

Профессор В.С. Груздев, убедившись в недостаточности только оперативного лечения рака матки, энергично внедрил в казанской клинике лучевое лечение. В марте 1914 года был установлен рентгеновский аппарат. На очереди встало приобретение радия. Нужны были средства, и они нашлись. 22 января 1922 года он, в «Речи» на годичном совещании Общества Врачей при Казанском университете (Казанский мед. ж. , 1922, № 1), сказал, что «…радий в количестве 100 мгр бромистой соли, помещенных в 8 платиновых гильзах … был приобретен во Франции, летом 1916 года, на средства, пожертвованные К.М. Сапожниковым» и начато лечение раковых больных. В 1918 году этот радий был увезен в Самару, а оттуда – в Москву в Физический институт. С большим трудом, с помощью наркома здравоохранения Н.А. Семашко, часть радия (6 капсул с 60 мгр. радия) удалось вернуть в клинику, где с июня 1920 года было возобновлено лечение больных. 

Результаты исследования неоднократно публиковались. Итогом стал программный доклад проф. В.С. Груздева на 7-ом Всесоюзном съезде акушеров-гинекологов в 1926 году. В нем он, ратуя за широкое внедрение лучевой терапии на необъятных просторах Родины, указал, что «… в нашем отечестве есть и немало радиевых руд, и имеется, судя по газетам, специальный завод для выработки радия – Бондюжский» (ныне г. Менделеевск). Так ведь это на территории молодой Татарской АССР! Значит, В.С. Груздев уже тогда мечтал о получении отечественного препарата радия? Наконец долгожданный радий получен и вручен асс. М.В. Монасыповой для апробации и она, благодаря настойчивости и неугомонности своего характера, проявила истинный героизм.

Несмотря на тяжелые условия работы в военное время, лечение этим препаратом получило 171 женщина. Результаты опубликованы асс. М.В. Монасыповой в работе «Наш первый опыт применения отечественного препарата радия для лечения рака женских половых органов» (Тр. КГМИ, 1948, выпуск 2). Специалисту будет интересно познакомиться с подлинником. Здесь же мы лишь приведем основные выводы, а именно: лечебное действие отечественного препарата радий-мезатория (RaBrSO4) не уступает импортному (RaBr4); минимальная раковая доза равна 6631,2 мг/час RaEl; ранних осложнений клиника не наблюдала. С этими данными научных исследований М.В. Монасыпова успешно выступила на межобластной научной конференции онкологов в г. Горьком (1948 г.), отвергнув неправильную отрицательную оценку терапевтических свойств отечественного препарата радия и рекомендовав его в лечебную практику. После бурных обсуждений участниками конференции, результаты были утверждены, затем одобрены Москвой и рекомендованы для использования в практическом здравоохранении. С учетом экономических трудностей военного и послевоенного времени это был неоценимый вклад в отечественное здравоохранение, так как обеспечивал широкий доступ к лечению рака матки лучами радия.

 Научные исследования продолжались. В 1957 году М.В. Монасыпова выступила в Москве на Первой Всероссийской конференции акушеров-гинекологов с итогами сравнительного изучения лечебного действия лучевой терапии при раке шейки матки. Она убедительно подтвердила, что разницы в лечебном эффекте от применения бромистой соли радия (импортного) и радий-мезатория (отечественного) нет (Труды Первой Всероссийской конф. акушеров-гинекологов. Москва, 1958).

И еще раз М.В. Монасыпова выступила с итогами своей научной работы в публикации «Ближайшие и отдаленные результаты лечения рака шейки матки лучами радия и рентгена за 1936-1950 гг.» (Труды научн. конф. к 100-летию со дня рождения проф. В.С. Груздева. Казань, 1966). В ней она изложила детальный анализ результатов лечения и длительного наблюдения (до 10 лет) за 856-ю больными раком шейки матки, утверждая, что «… своевременное лечение рака шейки матки полной раковой дозой радия и рентгена с концентрацией лучистой энергии в начале лечения (в первые полгода) дает наилучшие  ближайшие и отдаленные результаты».     

Это был своеобразный отчет своему Учителю за доверие в таком ответственном деле. Указанные результаты легли в основу ее кандидатской диссертации, которая, к сожалению, по разным причинам не была защищена.

В 1948 году сотрудниками кафедры были подготовлены и изданы «Труды КГМИ» (Казань, 1948, выпуск 2), посвященные 10-летию со дня смерти Учителя, проф. В.С. Груздева (рис. 3).

 

 Рис. 3.  Труды КГМИ, 1948 г.

Всего в этих «Трудах…» опубликовано 18 научных работ сотрудников кафедры и клиники, выполненные за годы ВОВ. Главная из них подробная статья проф. И.Ф. Козлова «Ученое наследие заслуженного деятеля науки профессора В.С. Груздева» с приложением почти полного списка научных работ профессора В.С. Груздева.  

5.   Лечебная работа

За военные годы в родильном отделении клиники получили высококвалифицированную помощь, включая оперативное лечение, в том числе и кесарево сечение, 3507 беременных и рожениц. Материнская летальность составила 0,4%.

В половине случаев причиной была эклампсия. Вероятно, поэтому в послевоенные годы гестозы стали постоянной темой научных исследований на кафедре вплоть до конца ХХ века. Было выполнено 2 докторских и 15 кандидатских диссертаций.

На втором месте среди причин смерти родильниц стояли инфекционные процессы, в том числе и туберкулез.

На третьем месте – разрывы матки. Хотя их было всего 2 случая, однако они заслуживают внимания. Оба разрыва произошли дома и женщин в клинику привезли в тяжелом состоянии. Спасти их не удалось.

У одной беременной случился разрыв матки по рубцу после кесарева сечения. Несмотря на срочную лапаротомию и переливание крови, родильница умерла от острой анемии из-за массивной кровопотери. Как известно, изучение определения несостоятельности рубца на матке и диагностики угрожающего разрыва матки по рубцу началось в клинике в 30-тые годы (М.А. Романов, 1932 г. и И.В. Данилов, 1935 г.). В послевоенные годы исследования были продолжены в плане ведения беременности и родов при наличии рубца на матке после кесарева сечения (П.В. Маненков, Н.И. Фролова, 1958 г.). Интерес к разрывам матки по рубцу сохранялся в Казани до конца ХХ века (Н.Е. Сидоров и соавт., 1971 и 1974 г.). Он сохраняется и в ХХ1 веке (докторская диссертация Р.И. Габидуллиной, 2004 г. и несколько кандидатских диссертаций).

У второй беременной разрыв произошел во время домашних родов при поперечном положении плода. Срочная лапаротомия оказалась успешной. Родильница была выведена из геморрагического шока. Однако в послеоперационном периоде развился «…гнойный процесс в клетчатке таза и пиелонефрит». Родильница скончалась на 45-й день после операции.

В гинекологическом отделении лечение, в том числе и оперативное, получили 5929 женщин. Умерло 55 (0,9%) человек, 44 из них от запущенного рака матки.

На амбулаторном приеме оказана консультативная помощь 27102 женщинам.

В рентген- радиотерапевтическом кабинете 396 женщин получили 5 тысяч сеансов рентгенотерапии и 502 женщины получили 3 тысячи сеансов радиотерапии по поводу рака матки.

6.   Подготовка кадров в ординатуре

З.Н. Якубова - в дальнейшем профессор, заведующая кафедрой акушерства и гинекологии КГМИ.

Н.И. Фролова - в дальнейшем профессор, заведующая кафедрой акушерства и гинекологии Челябинского медицинского института.

 А.С. Лепешкина - ветеран ВОВ, работала в военном госпитале №2267, награждена медалями, в том числе медалью «За отвагу». В дальнейшем заведующая родильным отделением РКБ МЗ ТАССР, отмечена почетным званием «Заслуженный врач РСФСР».

 Г.Ш. Трегулова - труженик тыла, врач клиники КГМИ, затем врач женской консультации № 2, а с1966 года - заведующая этой консультацией г. Казани. Награждена медалями и отмечена почетным званием «Заслуженный врач ТАССР».

 Пономарева и Дементьева - дальнейшая судьба неизвестна.

Сегодня сотрудники кафедры свято хранят память своих учителей – участников Великой Отечественной войны и тружеников тыла.

Врач и война – это окопы, раненые, бесконечные операции в палатках под артобстрелом, эвакогоспиталь и санитарные поезда. Победа равно принадлежит и тем, кто шел под пули несгибаемо, и тем, кто стоял за их спинами, кто был поддержкой и опорой, подняв на свои хрупкие плечи, необъёмную ношу – мощь и силу страны. Врачи, ушедшие на фронт спасать жизни и души, и те, кто остался, чтобы бороться за людей здесь, в тылу – одинаково мужественны.  Честь и хвала им!  Вечная Слава!

материал предоставил профессор, ветеран кафедры акушерства и гинекологии

им. профессор В.С. Груздева Л.А. Козлов